Главная  / Статьи и книгиСтатьи по гештальттерапии
Версия для печати

Марина Щербакова, "Идентичность и гештальт-подход"


 В последнее время термин "идентичность" используется достаточно широко, однако при попытках четкого определения и особенно измерения данного феномена зачастую возникают определенные затруднения. В своем феноменологическом исследовании мы делаем попытку взглянуть на идентичность с новой, не совсем обычной точки зрения, через призму теории гештальт-терапии Фредерика Перлза. Мы полагаем, что такой взгляд открывает перед исследователями широкие возможности дальнейшего изучения феномена идентичности, а также разработки диагностических методик, позволяющих измерить уровень достигнутой идентичности личности.

Рассмотрим основные моменты традиционного толкования понятия идентичности. Еще в XIX веке Уильям Джемс говорил о феномене так называемого "личного тождества". На одно из центральных мест в современной социальной теории концепцию идентичности вывел Э. Эриксон [5], [6]. К осознанию значимости этой проблемы он пришел после второй мировой войны, оказывая психотерапевтическую помощь ее участникам – американским солдатам. Чувство идентичности, согласно Эриксону, обеспечивает способность ощущать себя обладающим непрерывностью и тождественностью, и поступать соответственно [5, с. 74]. Оно рождается путем постепенной интеграции всех идентификаций, то есть всех социально значимых моделей, привычек, черт характера, занятий, идеалов реальных или вымышленных людей того или другого пола. Появляющаяся идентичность соединяет мостом стадии ранней взрослости, когда множество социальных ролей становятся доступными. Таким образом, идентичность рассматривается Эриксоном как основа целостности личности, ее непрерывности во времени и способности справляться с внутренними конфликтами.
В настоящее время разнообразные психологические словари и справочники приводят разные определения идентичности. Вот некоторые из них.
1) "Идентичность – в исследованиях личности – существенное, постоянное Я человека, внутреннее, субъективное понятие о себе как об индивидууме" [1, с. 294].
2) "Идентичность (идентичность Я, эго-идентичность) – чувство самотождественности, собственной истинности, сопричастности миру и другим людям. Чувство обретения, адекватности и стабильного владения личностью собственным Я независимо от изменений последнего и ситуации; способность личности к полноценному решению задач, встающих перед ней на каждом этапе развития" [4, с. 186].
Таким образом, можно увидеть, что различные источники затрагивают определенные общие аспекты понятия идентичности, а именно самотождественность личности и непрерывность ее опыта во времени. Мы можем сформулировать рабочее определение идентичности как свойства личности, являющегося результатом полной ассимиляции, принятия и использования в дальнейших контактах опыта последней и тем самым означающего ее самотождественность и непрерывность ее самовосприятия во времени. Таким образом, если ассимиляция опыта оказывается затрудненной в результате воздействия психологических защитных механизмов, полная личностная идентичность не достигается.
Эта любопытная закономерность позволяет нам выйти на взаимосвязь феноменов идентичности и защитных механизмов личности. В различных подходах, прежде всего в классическом психоанализе, подробно рассматриваются разнообразные защитные механизмы, однако в своем исследовании мы опираемся на основные положения гештальт-подхода. Дело в том, что в теории гештальт-терапии понятие защитных механизмов, или срывов контакта, теснейшим образом связано с процессом ассимиляции жизненного опыта личности. Рассматривая понятие идентичности, мы опираемся в основном на схему цикла контакта, широко используемую в гештальт-терапии.
Теоретики гештальт-подхода исходят из того, что природе человека свойственно столько же физиологических и животных факторов, сколько социальных и культурных [2], [3]. Исходя из того, что определение животного и самого его существования включает его окружающую среду, сущностью поля "организм животного – среда" является целостность. Таким образом, важным моментом жизни животного (а также и человека) представляется взаимодействие, контакт с окружающей средой.
Термин "контакт" означает опыт, опыт функционирования границы между организмом и окружающей средой. С помощью контакта организм осуществляет творческое приспособление, то есть взаимодействует со средой с целью удовлетворения своих потребностей, каждый раз открывая новое, наилучшее решение, создавая новую конфигурацию среды, новый гештальт. Задача психотерапевта – вывести человека из фиксации на определенных, не всегда подходящих решениях, и восстановить настоящий контакт с окружающей средой, тот контакт, который происходит здесь и сейчас. Контакт имеет определенную последовательность, которая описывается в видесхемы цикла контакта [3, с.16].
Цикл протекает согласно четырем фазам:
  1. Предконтакт (преконтакт). Это фаза предварительной ориентации, на которой потребность организма еще не сформировалась. Наличествует смутное ощущение нужды в чем-то. В конце этой фазы образуется гештальт, выделяется четкая фигура потребности.
  2. Контактирование (контактинг). Сформировавшийся гештальт обусловливает подъем энергии в организме, что позволяет последнему обратиться к окружающей среде в поисках объекта удовлетворения потребности. В этой фазе человек осуществляет выбор среди ресурсов окружающей среды. Фаза заканчивается окончательным выбором объекта.
  3. Финальный контакт. В этой фазе человек устанавливает контакт с выбранным объектом. На короткое время границы между субъектом и объектом исчезают, они сливаются. Если говорить о межличностных отношениях, то на смену четко идентифицированным "Я" и "Ты" в этой фазе приходит "Мы". Самый простой пример финального контакта – это оргазм.
  4. Постконтакт. В фазе финального контакта граница открывается таким образом, чтобы впустить объект опыта, а в фазе постконтакта граница закрывается на этом прожитом опыте, и в этот момент начинается работа по ассимиляции, "перевариванию". Фигуры больше нет, в поле не остается больше ничего актуального. Постепенно фаза постконтакта переходит в преконтакт следующего цикла.
В жизни большинство из нас прерывают эту последовательность. Есть прерывания намеренные, добровольные и, следовательно, управляемые: в тот момент, когда я собираюсь выполнить то или иное действие и меня прерывает телефонный звонок, я могу отложить действие и продолжить его позже. Мы сохраняем способность выбора и не обязаны удовлетворить свою потребность импульсивно и автоматически. Патогенная ситуация создается, когда мы не выбираем прервать течение опыта, но некоторым образом оно прерывается без нашего ведома. Точки, в которых цикл контакта бессознательно прерывается, называются срывами контакта. У Ф. Перлза [2] находим описание пяти способов прерывания контакта (приведены в том порядке, в котором они могут возникнуть в течение цикла):
  1. Слияние (процесс, при котором нет понимания отдельности каждого человека и не учитывается разница между организмом и средой).
  2. Интроекция (процесс, во время которого концепции, отношения, стандарты поведения, мораль, ценности и т.д. берутся личностью без критической проверки, без усвоения).
  3. Проекция (процесс, в котором позитивные и/или негативные свойства, отношения, качества, верования, поведение или чувства, которые в действительности относятся к самой личности, приписываются объектам и/или людям).
  4. Ретрофлексия (процесс возврата чувств назад, как будто против себя; человек подставляет себя в определенное место среды как объект для удовлетворения потребности).
  5. Дефлексия (процесс ухода от собственных глубоких переживаний и/или контакта с окружением).
Итак, мы видим, что защитные механизмы, рассматриваемые в гештальт-подходе, препятствуют накоплению опыта, нарушая тем самым непрерывность и самотождественность личности, то есть ее идентичность. Следовательно, прерывания контакта имеют непосредственное отношение к дисфункциональному формированию идентичности человека.
Таким образом, перед нами открывается новое понимание идентичности, лежащее на пересечении полей академической и практической психологии, открывающее широкие возможности измерения и дальнейшего изучения данного феномена.
Литература
  1. Большой толковый психологический словарь. Т.1 (А – О). – М.: ООО "Издательство АСТ", "Издательство "Вече", 2001. – 592 с.
  2. Перлз Ф. Эго, голод и агрессия. – М.: Смысл, 2000. – 358 с.
  3. Робин Ж.-М. Гештальттерапия. – М.: Издательство МГИ, 1998. – 63 с.
  4. Словарь практического психолога. / Сост. С.Ю. Головин. – Минск: Харвест, М.: ООО "Издательство АСТ", 2001. – 800 с.
  5. Эриксон Э. Детство и общество. – СПб.: Ленато, АСТ, Фонд "Университетская книга", 1996. – 592 с.
  6. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. – М.: Издательская группа "Прогресс", 1996. – 344 с.


Вернуться к списку