Главная  / Учебные программы
Версия для печати

Лекция базового курса Гештальт. "Ценности хорошего здоровья" в перспективе коммуникации


 Эта лекция кажется мне уместной в контексте начала разговора о том, как и что делает терапевт в контакте с клиентом. Тема лекции подсказана Солвитой Вектере (Рига), при обсуждении динамики процессов на зимнем интенсиве в городе Минске, январь 2004 года.

Начнем лекцию с того, что попросим слушателей честно ответить на два вопроса. Причем в ответе опираться на собственный опыт жизни, опыт полученный в клиентских сессиях и опыт наблюдений за другими людьми, в жизни и в клиентских сессиях.  Первый вопрос: «как вы представляете себе, как устроена душевная жизнь человека, который функционирует «здоровым» способом. Как он будет организовано его поведение. Как он будет действовать в мире?  Второй вопрос: «если мы предполагаем, что в результате знакомства с гештальтом как философией и методологией гештальта, в результате контакта с терапевтом степень «здоровья» клиента увеличится, следовательно, мы допускаем, что клиент имеет  потенциальные резервы для стремления к этому «более здоровому» способу жизни. Поэтому подумайте,  какие резервы внутри человека могут побудить его двигаться в сторону более здорового функционирования».
 При поиске ответов важно соблюсти баланс субъективности и наблюдений.
 Я надеюсь, что ответы, которые вы дали, оказались бы разными. И это  отразит субъективность присутствующих. Точно так же субъективен ответ, который дает каждый человек, когда он приходит в сессию в качестве клиента. Это уникальный ответ на вопрос: что такое стать более «здоровыми», на какие резервы себя самого и среды, какие резервы отношений с терапевтом он может опереться для того, чтобы стать более здоровым, и даже на вопрос о том, желает ли он стать «более здоровые» или просто хочет «отвлечься от страданий?»
Вполне предсказуемо, что ответы будут разными. В ситуации взаимодействия клиент-терапевт неизбежно случится то, что встретятся разные, представления о то, что есть хорошее здоровье. И какие резервы есть у личности для того, чтобы перейти от «плохого здоровья» к «хорошему здоровью». Как терапевту обойтись с этой разницей? Переубеждать клиента? Или приспособиться к ценностям клиента? Однозначный ответ на этот вопрос невозможен. Поиск хорошего варианта контакта неповторим, как неповторимы этюды, сделанный художником в разные дни в одной и той же местности.
 
Терапевт и социальные ценности в коммуникации
   В то же время достаточно побыть наблюдателем на терапевтической группе, чтобы заметить, что практики часто используют некоторый «набор ценностей», которые предлагаются к сведению клиенту в индивидуальной консультации или участникам терапевтической  группы как тема для обсуждения.  Это настолько «привычные шаблоны», что многие коллеги, как мне кажется, даже не задумываются над их происхождением. Среди них: «поддержание границ» в коммуникации, спонтанность («спонтанность» в английском смысле, то есть произвольность, а не в русском, то есть «произвол»), «обратная связь», «получение поддержки», «следование самому себе», «выражение чувств» и другие.
   Очевидно, что эти идеи про способ поведение или «ценности», которые упоминает психотерапевт, могут быть отнесены к двум разделам. Первый включит уникальные только для данного терапевта или данного направления психотерапии понятия и конструкты, которые клиент или группа принимает и усваивает как данность. (вспомним известную шутку, что клиент осваивает все заблуждения терапевта, или переходит на язык терапевта).  Гештальттерапевт тут же добавит по этому поводу жаргонное словечко «интроект».
    А вот вторая группа будет для нас значительно интереснее. Она включит в себя набор ценностей, которые разделяются предстателями культурной группы или общества. В которое входят и терапевт. И клиент. И поэтому будут иметь свойство высоконтекстуальности. Некоторые из эти ценностей могут стать промежуточными опорами, («костылями»), опираясь на который клиент может развивать отношения с самим собой, с другими членами общества и с  терапевтом. 
   Как этот факт (существование ценностей») может использовать терапевт в своей работе? Например, терапевт может принять к сведению социальные коммуникационные  ценности, которые разделяет его клиент, и отнестись к ним с уважением. Эти темы часто обсуждают терапевты, которым приходится работать с клиентами, выходцами из иных, чем психотерапевт, культурных групп (этнических, социальных, политических). Или использовать более экспрессивно. Например, поддерживать и актуализировать те ценности из актуального набора, доступного клиенту, которые будут полезны ( с точки зрения терапевта) для продвижения клиента в сторону «лучшего функционального здоровья». Правда, возникает вопрос: а как водить эти ценности? На что можно ответить: личным примером со стороны терапевта или путем обсуждения. Лучше следовать двум способам сразу.
Если продолжить рассуждение, то список таких «ценностей», которые можно было бы назвать ценностями в области «формы  социального функционирования», весьма важен. Он отражает важную область  социальной (культурной) компетентности и того, что психологи называют «культурными орудиями». Мы легко сделаем вывод, что именно в пределах такого списка субъект будет наблюдать и оценивать и свое собственное поведение,  поведение других людей, только в пределах актуального для данной культуры списка ценностей  человек может осваивать новый опыт. С точки зрения гештальтдиагностики функция ПЕРСОНАЛИТИ может проявить себя только в пределах языка актуальных ценностей.
 
Клиницист и «ценности»
    Рассмотрим ситуацию с точки зрения клинического подхода. Клинический подход сравнивает «здоровье» и «не здоровье». Три области могут быть для психотерапевта объектом  клинического подхода: экспертная, динамическая и социальная коммуникация. Терапевт должен владеть  несколькими языками, соответствующими каждой из этих областей. Три из них мы будем считать сейчас принципиально важными. Первый язык экспертный. Е
На этом языке психотерапевт может разговаривать с другими специалистами в области медицины или с социальными службами. Это язык диагностики болезни и здоровья с точки зрения социума. Названия болезней как нозоологические единицы, план лечения, социальные права и ответственность – вот темы , которые актуальны в пределах этого языка.
Второй язык это язык профессиональной динамической диагностики. Динамическая диагностика нарушений контакта, типы прерывания, актуальные и общие нарушения контакта, диагностика по функциям селф. На этом языке терапевт разговаривает с коллегами и возможно, сам собой. Цель этого описания:  выявить нарушения и составить план лечения, план вмешательства, оценить после проведения интервенции результат вмешательства. Именно в рамках этой системы описания терапевт видит нарушения функционирования  и планирует вмешательства.
Третий язык и третья система описания, которые нас заинтересуют в этой ситуации, это язык общекультурный, на котором описаны "интуитивно понятные"  феномены контакта и людей между собой, проявления человека и так далее. На этом языке сформулированы все актуальные в данный момент "общепонятные формы" поведения в социуме. На этом языке люди разговаривают между собой. Это язык ценностей коммуникации и социальных ценностей.  Терапевт может "распознать" в этой системе проекцию тех же нарушений, которые он заметит взглядом в поле динамической диагностики. Он сравнит их с предполагаемой "лучшей формой функционирования, и сможет дать знать об этом своему собеседнику. (заметим, что то, что терапевт будет считать более "подходящим для функционирования клиента, изредка  может точно совпадать с принятой в данный момент в обществе "хорошей нормой", а  может быть сильно отличной от него. Но он не может выбрать то, что вообще отсутствует в области различения. Так  как  этом случае ему пришлось бы специально "перетягивать человека на свое поле" и выводит за пределы актуальной культурной нормы.
Итак, терапевт делает предложения клиенту именно на этом языке, на этом языке терапевт дает обратную связь клиенту, на этом языке клиент описывает и понимает себя самого и других людей.  Терапевт, используя возможности этого языка, побуждает клиента к изменениям.  В этой же системе клиент оценивает себя и свои изменения. В наборе ценностей в рамках этого языка косвенно спроецированы все те же  нарушения контакта, которые терапевт может различить используя свой динамический взгляд. Терапевту нужно уметь опознать их.
Очевидно, что взгляд клинициста на этот актуальный набор ценностей может высветить многое. Например, клиницист заметит, что некоторые ценности, разделяемые обществом, препятствуют «здоровому функционированию», с точки зрения гештальтдиагностики. Это важная проблема, с которой часто сталкивается терапевт. Подробнее она будет обсуждена в другом месте ( см. «терапевт и маргинальность»). Еще терапевт может заметить, что есть ценности, которые «полезны» в плане «хорошего функционирования» и вполне уместны(возможны) в данном культурном сообществе. Но клиент вследствие нарушений способности к  контакту «не различает» эти ценности или не соотносит их со своим поведением. А умный терапевт имеет под рукой список таких удобных ценностей и может их предложить как фигуры (как темы для обсуждения) в рамках сессии.
   Для чего может быть полезен психотерапевту или консультанту некоторый фиксированный список «ценностей социального хорошего здоровья»?  Не будет ли это интроектом?  Конечно, будет! Конечно, этот набор  просто «временный костыль». Инструмент для конфронтации с фиксированными прерываниями контакта у клиента.Вспомним, что конфронтация с прерываниями  всегда с точки зрения методологии гештальта осуществляется путем временного введения другого, менее жесткого прерывания. Например, ретрофлексия расшатывается с помощью проекции. И так далее.
    Костыль, который (как ожидается) может быть отброшен клиентом  после того, как будет восстановлена его спонтанность (в англоязычном контекстуальном значении этого слова) и способность к творческому приспособлению. Именно эта группа ценностей может оказаться полезна как временный костыль при начале терапевтической работы. Терапевт может выбрать из актуально доступных в социальном отношении ценностей те, которые соответствуют его целям «увеличения способности клиента к контакту» или другим клинически поставленным целям.
  Тут правда терапевту грозит неожиданная опасность. Давайте подумаем, что произойдет, если терапевт увлечется таким «готовым набором» и просто будет сосуществовать с клиентом  на «одном семантическом поле».  Это так соблазнительно!   Особо обсуждаемый методологический вопрос, может ли терапевт остаться только в области обыденного языка и набора ценностей, нужна ли вообще клиническая динамическая диагностика? Набор ценностей настолько соблазнителен, что терапевт может сказать: этого достаточно для того, чтобы помогать людям. Следует научить человека следовать ценностям, и человек станет счастливым! Тут и начинается путь для потери терапевтом терапевтической позиции и затягивание его вглубь массовой культуры. В позицию, из которой он практически лишен возможности оказывать помощь терапевтического типа. Нам кажется, что терапевт для обеспечения устойчивости должен иметь дополнительную опору в форме своего клинического взгляда. ( см Маргинальность и терапия), иначе терапевт идентифицирует себя с «учителем жизни», с «гуру».
     Итак, «список ценностей»: полезно или вредно это для терапевта? Сделаем смелое заявление: возможны три исхода ситуации. На фоне приведенных  рассуждений список «ценностей гештальта» будет воспринят терапевтом либо вспомогательным инструментом для развития коммуникации и временной опорой на пути исследования себя, или либо абсолютно лишним,  либо наоборот очень полезным. Он будет лишним для тех, кто предположит, что гештальттерапевт совершенен в плане функционирования, абсолютно спонтанен, совершенен в своей опоре на собственную социальную и личную интуицию и в плане формы несет в себе автоматически все свойства хорошей коммуникации с точки зрения теории гештальта и транслирует их в коммуникации.  Этот список может показаться полезным тому, кто предпочитает табуретку на трех ножках (на трех точках опоры) скамеечке с двумя ножками. Упоминание идей о поведении ("ценностей") становится третьей точкой опоры, и это перспективно, так как известно, наличие третьей точки опоры дает возможность маневрировать и придает устойчивость при маневрах. Наверное, список может показаться «абсолютно полезным» тем, кто ищет социальных рецептов и интроектов.
   Итак, для чего нужен этот список «ценностей хорошего здоровья в коммуникации» для гештальттерапевта? По нашему мнению. Это важнейший второй «стратегический ресурс» терапевта. Казалось бы, сам факт существования такого списка ограничивает свободу контакта и является нарушением принципа спонтанности.
 Мне кажется, что его можно рассматривать как дополнительный ресурс терапевта, на который терапевт может опереться при встрече с клиентом. Терапевт может вернуть аванс, который дается ему клиентом, двумя способами. Первый способ  это организация встречи клиента с терапевтом как формы контакта с личностью терапевта, с ним как с терапевтом как с уникальным человеческим существом. Второй способ для  возврата аванса со стороны терапевта  это привнесение терапевтом ценностей гештальта на уровне убеждений. На уровни диагностического инструмента, на уровне выбора тактик вмешательства. Опора на эти два ресурса дате надежду терапевту вернуть аванс с «прибытком», а клиенту порадоваться полученному.
     Итак, мы вряд ли когда-нибудь встретим человека, поведение и человеческий опыт будут на 100 процентов идентичны образу, сложенному из «перечисленных ценностей». С другой стороны, ес мы видим человека, который испытывает затруднения, и сравним способ организации его жизни с списком ценностей гештальта, мы можем заметить различия. Это повод для терапевта подумать о клиенте через призму ценностей: что побуждает человека, в его окружении, в его внутренней жизни, иди в его прошлом опыте действовать способом, столь далеким от ценностей гештальта?  Ответ на этот вопрос может дать для терапевта и клиента хорошие перспективы в плане содержательной работы.
 
Список «ценностей»
Список «ценностей гештальта» мы возьмем по тексту методических материалов, которые был предложены студентам гештальтпрограмм в начале 90- голов в рамках программ Калифорнийского институту «Дискавери». Это некоторые полезны идеи, которые может осудить терапевт и клиент в рамках терапевтической сессии. Не стоит приписывать эти идеям  слишком большого "этического" значения. Это некоторые идеи относительно возможного поведения человека и его понимания собственного поведения или поведения других людей, сделанные в обобщенной форме. Если взять строгое значение понятия ценностей, это не терминальные, а инструментальные ценности.
     Мы понимаем, что список может быть расширен терапевтом, исходя из практического опыта,  с учетом культурных контекстов. Этот список отражает для людей, принадлежащих к европейскому типу культуры, способ поведения, основой для которого будет способ самоорганизации психической активности и  функционирования, близкий к «здоровому естественному функционированию» с точки зрения гештальтдиагностики..
Как пользоваться этим списком? Мне кажется, что терапевт может вспомнить о них на стадии диагностики при встрече с клиентом. Например, подумать о том, насколько клиент в своей активности опирается на идеи и способы поведения,  которые далеки или близки к ценностям гештальта. И попробовать исследовать вместе с клиентом соответствующие области.
Итак, вот ценности "Хорошего Здоровья" в Гештальте:
 
    1. Жить  "сейчас".
Иллюстрация этого принципа может быть легко сделана с помощью цитаты из популярной песни «Есть только миг между прошлым и будущим, миг этот и называется жизнь». Ценность «жить сейчас» не специфична для гештальтподхода. Обсуждение этой темы мы можем найти в популярных текстах католической богословской культуры. Верующим предлагается обратиться к опыту жизни «сейчас», переживая контакт с Божественным, открывая душу Богу. Верующим не рекомендуется сильно размышлять  о далеком будущем, оставляя это на Волю Господа. Мне вспоминается клиент, которому трудно было контактировать со своими чувствами «прямо сейчас», но он легко рассказывал о то, каике чувства у него были за несколько часов до события. Внимание к ценности «»жить сейчас», понимая сейчас как конкретный эпизод в пределах 1-2 минут, дало возможность встретиться с новым опытом.
 
    2.Жить "здесь", в данной ситуации.
 Эта ценность настолько привычна», что стала общим местом для всех, кто занимается психологическим консультированием. Что такое быть «не здесь? Например, я могу вспомнить пациент, который находился в ситуации стресса по поводу нарастающего конфликта в фирме. О испытывал затруднения в том, чтобы признать наличие конфликтной ситуации. Чтобы избежать  напряжения, он все время размышляя о том, какая замечательная ситуация могла бы быть в будущем. Его фантазии захватывали с каждым днем все больше времени. Он даже выделил время,  с 18 до 19 часов, для этих фантазий. Они приобретали все более сказочный характер. Например, в этих фантазиях он общался со знакомыми людьми в системе Кастанеды. Учил их проходить через стены. Летать. И так далее. Нарастание сказочности показалось мне закономерным, так как нарастала сила стресса, а уход в фантазию о будущем отвлекал его от фокусировке на решение конфликта. Мое предложение сосредоточиться нс ситуации конфликта прямо в момент терапевтической беседы имело успех. Клиент пережил сильный всплеск чувств, но после этого его уход в фантазии стал менее навязчивым. Он смог давать часть энергии контакту «здесь и сейчас»
 
     3.Принимать себя таким, какой я есть.
Стоит вспомнить, что традиционное русское «принять в себя» не совсем то же, что английское «принять к сведению, присутствовать». Русский менталитет с широтой души предполагает, что если я «безоценочно» принял что-то, то следовательно, на всю оставшуюся жизнь вынужден мирится с «принятым»и  «жить в с этим», в перспективе – отвергая собственные интересы.  В английском варианте этой идеи все несколько скромнее. То есть предлагается без осуждения, без вмешательства в другого или без саморазрушения себя самого присутствовать (в процессуальном виде присутствовать в контакте). Принять себя так же сложно или затруднительно, как «принять другого. Вспомню случай работы с дамой 60 лет, у которой была депрессия она не могла «принять собственный возраст». Она размышляла о том, какие возможности она упустила,  когда ей было 25, мечтала о платьице в горошек. Более того, она вела себя как девушка, что дало повод к большим социальным затруднениями. Ее часто обманывал мошенники, а молодые люди, с которыми она кокетничала, потешались над ней или эксплуатировали ее. Мне трудно было ей помочь, она буквально, прямыми  словами говорила что «не чувствует себя на свой возраст» но что, что происходило с ней, было не про физическое тело. Я подумала, что стоит дать ей понять, что она может принять свой возраст, если сфокусировать ее на других дамах ее возраста. Она не любила старух. Но мы нашли удачный вариант. Я попросила ее подумать, был ли в ее жизни позитивный опыт , когда она видела бы симпатичную  даму старше 60, которая казалась бы ей привлекательной. Она вспомнила встречу в пригородной электричке. И этот позитивный опыт дал основу для о принятии себя, и затем опору для выхода из депрессии.
 
    4.Воспринимать  и  взаимодействовать  со своим окружением, с таким, какое оно есть, а не с таким, каким бы хотелось, чтобы оно было.
Эти же идеи, что в предыдущей позиции,  стоит распространить и на те фигуры, которые существуют вовне. Часто клиенту трудно встретиться с «реальностью» события или действия. Я вспоминаю клиента, который стремился быть в контакте с мечтой. Или с проекцией.
 
    5.Быть честным с самим собой.
О феноменологии, но в отличие от пункта 3, скорее это в области этики. Многие чувства и оценки человеку трудно бывает принять, так как они заставляют его обратиться к этическим принципам и решениям в области этики. Иногда так хочется себя как-то приукрасить.
 
    6.Выражать  то,  что  ты  хочешь,  о  чем ты думаешь,  что чувствуешь, а не манипулировать собой и другими при помощи  рационализации, ожиданий, судейства и искажений.
Эти идеи носят самый общий характер. Прямой контакт, конечно, сложен. Но зато перспективен.
 
    7.В полной мере испытывать(переживать) все эмоции,  которые возникают, как приятные, так и неприятные.
Часто люди стыдятся собственных негативных или позитивных чувств. Опасаются саморазрушения. Или опасаются быть униженными. Например, что их эмоции посчитают не соответствующими ситуации
 
    8. Не принимать тех внешних требований,  которые  входят  в противоречие с собственным лучшим знанием о самом себе.
Это высказывание лукаво, так как может на первый взгляд быть базой для подросткового протеста . что-то типа «пусть разрушится мир взрослых!!!». Или что-то типа «праздника непослушания». Но в области осознанного мнения и знания о себе это важнейший пункт. Частая проблема клиентов в том, что они не смеют создать собственного мнения о себе самих, о своих собственных действиях, полностью пластично принимая и подстраиваясь под мнения других. Это серьезное нарушение функции ПЕРСОНА.
«Здоровой» мы можем считать ситуацию, в которой субъект признает разницу между своим мнением о себе (свои действия) и мнением другого человека о тех же действиях. И затем рассматривает  (принимает) эту ситуацию как ситуацию конфликта. Конфликта идей, конфликта позиций. Результатом конфликта может быт соглашение. Или изменение мнения. Например, субъект может согласиться с этической оценкой своих действий со стороны другого человека, изменить свое мнение.
Более существенно то, что поддержаны границы личности. И столкновение идет на уровне ЭГО функции.
Не стоит путать эту ситуацию со здоровой ситуацией конфликта по поводу критериев оценки. Приведем вот пример «здоровой» ситуации конфликта. Студент спорит с педагогом относительно оценки за курсовую работу. Студент доказывает, что по критериям оценки работа заслуживает положительной оценки, педагог  настаивает, что по стандартам критериев оценки работа заслуживает негативной оценки.  В этом случае спор идет по поводу интерпретации критериев.
 
    9. Быть готовым к экспериментированию, открытию новых ситуаций.
Наверное, если человек здоров, и вовлечен в процесс жизни, мы можем ожидать, что он будет иметь достаточно ресурсов для тог, чтобы иметь возможность встречаться с новизной. С новой пищей, с новыми идеями, новым способом жизни. Вспомним детей, которые искренне опасаются незнакомой пищи. Беспокойство перед новизной естественно, но если это беспокойство парализует способность вступать в  контакт с новым опытом, это может насторожить терапевта. Впрочем, стоит вспомнить популярную в прошлом книгу Тоффлера «футурошок», посвященную тому стрессу, которые испытывают люди при необходимости адаптироваться к изменяющейся жизни. Часто случается, что люди пережившие психическую травму, чувствуют внутреннее напряжение, и реально стараются избежать той тревоги, которую обещает им встреча с новизной. Что-то типа «не до жиру, быть бы живу».  «Всякое новое несет с собой неприятности», говорил то ли в шутку, то ли   всерьез директор одного советского НИИ. Шутка была в том, что институт был «научно-исследовательским» то есть ориентированным на новизну.
 
    10. Быть открытым к изменению, росту.
Если мы находимся в парадигме гуманистической психологии, то предполагаем, что в человеке заложен потенциал развития и роста. «раскрытие человеческого потенциала» препятствия могут быть внешние ( бедная среда, в социальном или физическом смысле), или внутренние (страх перед изменениями, незавершенные дела из прошлого). Если человек не может, или опасается своего «роста» или «изменения», и придерживаться позиции «лишь бы ничего не трогать», мы можем предположить дефицит ресурсов.
 
    11. Сохранять в памяти прошлое и в перспективе заботиться о будущем.
Почти очевидно, что  если человек не в состоянии заботиться о собственном будущем, он находится в сильном стрессе. Это может насторожить терапевта, для того, чтобы исследовать внутренний источник такого отношения к жизни. Речь идет не о перемещение внимания от настоящего к будущему (принцип здесь и сейчас) речь идет о том, что в рамках житейских ситуаций человек как правило планирует свое будущее в социальном и материальном ключе. Его планирование будущего является часть реальности. Отсутствие плана на будущее может быть признаком страха. Или вовлеченности в какое-то незавершенное действие.
 
    12. Быть готовым к открытому диалогу с личными идеями,  вещами, институтами, в которых ты живешь.
Важная тема «социальная адаптация» социальные институты, среда, являются такими же элементами внешнего мира («социальная среда»), как чувства и послания окружающих людей (информационная среда) и как специфика материальной реальности («материальный», предметный мир) все три перечисленных мира имеют отличные друг от друга структуры и способы организации. И признание их реальности и их предметности важно.
Интересно, шутка или нет для вас следующее высказывание: «если у меня есть мысль или мнение, и у другого человека есть мысль или мнение, то куда мне девать свою мысль?» Не будем тут напоминать, что человек является существом «социальным» существом.
 
    13. Использовать   понятие   "соответствующий"  как  критерий собственного выбора.
Чтобы прокомментировать этот пункт, стоит вернуться к фундаментальному представлению гештальттерапии о феномене «творческого приспособления», который реализуется в процессе контакта. Субъект, вступая в контакт, выходит на границу и ищут уникальный способ организации контакт. Уникальность предопределена тем, что ситуация внешнего мира уникальна. И ситуации внутреннего мира, движущей субъектом энергии и желания уникальна. И диагностика ситуации, которая сделана субъектом его мысли и представление об имеющихся в его распоряжении вариантах действия и их последствиях, уникальны. В этих условиях, с точки зрения анализа процесса, любой контакт содержит в  себе риск.
В связи с ценностью «соответствующий» стоит вспомнить ситуацию на группе, когда клиент с ложной(?) наивностью спросил у группового терапевта: «как вы посоветуете, что мне правильно делать с моей агрессией. Если я чувствую негативные чувства» терапевт ответил : «наверное, тебе стоит заметить свою злость, проанализировать собственные мотивы, сообразить, к кому адресована эта злость, сориентироваться в ситуации, прикинуть резервы ситуации и возможные варианты развития отношений и ситуации, прикинуть свои возможности ( сокращенно скажем: оценить собственные нужды, собственные ресурсы и ресурсы среды) и после этого, все взвесив, совершить разумный и наилучший для вас в этот момент выбор и действовать в соответствии с этим выбором. А потом рискнуть встретиться с последствиями (ответом среды), которые наступят после совершения действия. После этого начать все с новой актуальной здесь и сейчас позиции». Как ни странно, эта длинная цитата, которая кажется слишком пафосной для печатного текста, дала повод для развития отношений и развития контакта в группе,  и была поняла  (принята) участником.
 
Когда использовать «технику сообщения о ценностях»?
Мне кажется, что обращение к списку ценностей (список разумных идей о паттернах поведения) может стать хорошим поводом для профессионального тренинга. Я обычно предлагаю слушателям сделать следующий эксперимент, посвященный ценностям. Пусть в паре клиент и терапевт тот участник, кто выберет роль клиента, 10 минут беседует с терапевтом о проблемной , волнующей его ситуации. Терапевт по своему усмотрению выбирает форму, в которой он ведет беседу. После истечения 10 минут терапевт берет паузу, и размышляет, какие 1-2 ценности гештальта могли бы быть предложены клиенту, так, чтобы разрешить напряжение ситуации. Стоит обратить внимание на то, чтобы это были идеи, которые максимально близки к тому, о чем уже на содержательном плане сообщает клиент.  Те идеи, которые кажутся наполненными энергией. Тактический план состоит в том, чтобы клиент мог опереться дополнительно на эти идеи и усилить тему, которая для него важна. Не стоит предлагать те идеи, которые были бы в перспективе полезны, по мнению терапевта, для клиента, но в данный момент недоступны или "не видны" в том поле, которое организовано клиентом. Это должны быть идеи и ценности, на которые он смог бы дополнительно опереться, разговор о которых помог бы клиенту сфокусироваться и "дышать свободнее". Ценности, на которые он смог бы дополнительно опереться. И потом продолжить в течение 5 мнут разговор с клиентом по поводу его ситуации и этих ценностей. И вместе наметить перспективу терапевтической работы.
    В моей практике было несколько случаев,  когда клинически ориентированный терапевт выбирал вместо поддерживающих  актуальный процесс клиента  идей несколько более экстремальный вариант. Он начинал, например, искать наиболее нарушенные формы  в организации контакта, то есть предлагал "наиболее отвергаемые или недоступные" клиенту идеи. Если эти "ценности" были предложены клиенту, тот оказывался в сложной ситуации или даже настолько эмоционально "перегружался", что уходил из контакта. Иронически можно заметить, что неблагодарный клиент вместо того, чтобы радостно ухватиться за предложенный интроект, клиент почему-то пугался.
Поэтому мы обратим внимание терапевта именно на выбор партнерской позиции. Из партнерской позиции терапевт в контакте с клиентом предлагает полезные идеи, которые развивают тему, начатую клиентом в более конкретном виде. Клиент может затем по ассоциации найти общие , сходные типы организации контакта в разных ситуациях и попробовать стать боле осознанным в плане организации своей жизни.
Итак, терапевт и клиент вместе обсуждают "обобщающую идею" в которой клиент узнает свои мысли и мечтания в "причесанном виде", и  временно сможет опереться ан предложенный социальный интроект". То есть к двум собеседникам  терапевт и клиент добавится третий "житейский позитивный социальный опыт". Эти две точки опоры дают большую свободу.
     Названное выше  задание кажется наивным и дидактическим. Но если вы рискнете попробовать его выполнить, может быть, найдете его более неожиданным, чем кажется по описанию. Может быть, вы согласитесь с теми, кто  нашел много вдохновляющих возможностей. Нам кажется, что обращение к списку "ценностей" как к дополнительному социальному ресурсу дает опору терапевту и клиенту для того, чтобы реально установить партнерские отношения. Для того чтобы обнаружить себя партнерами в социальном поле.
     Я вспоминаю случай, когда на сессии  девушка долго говорила о стыде своих  собственных негативных чувств. Терапевт предложил ей обсудить ценность «Свободно выражать позитивные и негативные чувства». Обсуждение этой мысли дало много свободы. И превратило терапевта из «мамы», «советчика» в «товарища по исследованию ситуации».
Вот несколько отзывов, которые дали участники  после выполнения этого задания. «Это хороший метод профессионального тренинга для начинающих». «Клиент как будто бы сам подсказывает, какая ценность нарушена, и легко соглашается с тем, чтобы опереться раннее и продолжить исследование себя». «Этот метод дал возможность действовать сначала для ориентации. Так как клиент предлагает слишком много содержания. Если слушать его, ориентируясь на эти ценности, становится заметно, в чем затруднения у клиента, на что обратить внимание». «Эти ценности удобны, что за них можно зацепиться при начале сессии и при фокусировке фигуры. А потом продолжить разговор. Эти пункты конечно, взаимосвязаны».
     В рамках базового курса мы считаем полезным предложить участникам небольшой фрагмент профессионального тренинга, который может быть полезен начинающим терапевтам. Наилучший период для этого тренинга, как нам кажется, период перехода от позиции просвещенного (продвинутого) клиента к позиции обучающегося терапевта, который ставит задачи профессионального самостоятельного тренинга.
     Этот фрагмент может включать обсуждение темы «образ идеального клиента» (опираясь на свой клиентский опыт и опыт наблюдения за другими людьми). Обсуждение ресурсов развития в человеке. Обсуждение списка ценностей гештальтподхода. И практикум: тренинг в микросессии, в котором терапевт после преконтакта выделяет тип ценности гештальта, важный для клиента.(отражающий зону нарушения).  И после этого терапевт предлагает клиенту обсудить эту ценность, как дополнительный ресурс
   
Когда и как указывать клиенту на его ценнсоти?
Использование тактики указания на ценности  имеет свои «подвохи». Большой соблазн для терапевта состоит в  том, чтобы указать клиенту на ту ценность, которую клиент «хронически пропускает». Терапевту может показаться, что сообщением в сессии такой информацией он восполнит пробелы в области ориентации клиента и сделает тем самым доброе дело. Однако мы знаем, что негативная диагностика коварна опасна для гештальттерапевта. "Негативной диагностикой" мы назовем такой тип динамической диагностики, который фокусируется на дефицитарной зоне клиента.  В противоположность ей, "позитивной диагностикой" мы назовем тип динамической диагностики, в котором терапевт сосредотачивает свое внимание на актуально формирующейся ( «растущей») ценности клиента как на фигуре. Опора на такие дефициты создает  трагикомические ситуации. Для иллюстрации приведем цитату.  Это реплика участника профессионального тренинга, о котором упоминалось выше: « Мы ясно видели, какая ценность не поддержана у клиента в коммуникации, мы ее предложили клиенту, а он отверг ее со всей силой и не захотел использовать в своей коммуникации". Такая жалоба на неразумного клиента могла бы быть смешной, если бы не была трагическим недоразумением и следствием лучших намерений.
   Итак, мы можем рекомендовать терапевту и в вопросе коммуникационных ценностей соблюдать принцип «маленьких шагов» и  ориентироваться на имеющиеся небольшие актуальные возможности позитивного развития клиента. Поэтому для тактических целей терапевт ориентируется только на позитивное видение, даже если ресурсы клиента невелики. Терапевт движется за энергией клиента.  А что же делать с негативной диагностикой? Мы можем рекомендовать терапевту использовать свое видение в области негативной диагностики стратегически. То есть иметь в виду на будущее "дыры" в возможностях клиента, и в плане стратегии фокусировать свое внимание в плане перспективы в этой области. 
 
Заключение.
Конечно, я сознаю, что перечисленный список идей это скорее набор некоторых признаков,  некоторых наблюдений за поведением и способом организации опыта другого человека. Тем не менее мне важно признать, что я как терапевт, как человека осведомлена об этих ценностях и осознанно отношусь к ним. Я  могу их разделять или отвергать. Могу спорить. Но то, что для меня важно как для человека, это возможность осознанно отнестись к предлагаемым «ценностям», принять их в расчет. В этом случае нас в терапевтической сессии становится трое: Я, клиент и Идеи поведения. А это уже поддержка.
Очевидно, что вопрос о ценностях это больше чем вопрос о тактиках терапевта. Мы можем сделать некоторое расширение и рассмотреть «ценности хорошего здоровья» в контексте Этики постмодерна. Гештальттерапия традиционно избегает вопроса об этических ценностях, но мы то знаем. Что личная этика и персональные ценности  эпоху постмодерна фундаментально важны для субъекта тем, что он не может опереться на внешние ценности, мораль  и постоянные атрибуты. Таким образом, гештальттерапевт предлагает небольшой набор почти очевидных ценностей, полезных для коммуникации, и тем самым буквально конфронтирует с доминирующими в окружении  представлении об отсутствии ценностей.
 
  
Добавления.
В добавление к вышесказанному хочется назвать еще  несколько важных идей и ценностей,  которые считают полезными для развития отношений между людьми и для организации собственной позиции в коммуникации мои друзья и клиенты. Эти идеи не вошли не вошли в основной список ценностей, которые может поддерживать человек в межличностной коммуникации, .
 
Самоподдержка Предложения клиенту в том смысле, чтобы он «оперся сам на себя», то есть поддержал собственные границы и собственную автономию, можно часто услышать во время гештальтсессии. По сути дела, эта идея(ценность) является развитием ценности «отказ от манипуляции». Я раздумываю о том, почему коллеги не включили в список понятие «самоподдержки»,  и парное к нему «возможность обращаться за поддержкой и получать поддержку». И пока не нахожу ответа.
     Эта ценность напоминает, что важно перенесение центра внимания субъекта на самого себя (точнее, внутрь самого себя) в ситуациях, когда его интересы нарушены. Например, многие мои пациенты говорят что-то вроде « мне не безопасно сейчас. И те, кто рядом со мной, должны сделать что-то, чтобы мне стало безопасно и уютно» эта позиция делает человека очень неустойчивым и уязвимым. Если задуматься, то напрашивается вывод, что окружающие имеют избыточно большую власть над внутренней жизнью данного субъекта. И этот факт побуждает его манипулировать окружающими и самим собой. Автономия и опора на себя самого и собственные интересы, в ситуации, если субъект находится в контакте с другим людьми, может стать базисом для самоподдержки и следования собственным интересам при встрече с другими людьми, и уважения интересов и автономии этих людей.
В то же время обращение только к ценности «самоподдержки» как к абсолюту как будто бы оставляет человека одиноким. И парным к этой ценности оказывается тема осознанного поиска пути для обращения к другому человеку, установления отношения и получения поддержки (помощи). Способность вступать в контакт. И выходить из контакта.
 
Воля. В ситуации гештальттерапии сотит говорить о «эмоционально-волевом процессе». Идея состоит  в том, что для того, чтобы что-то сделать, нужна воля. Кажется, понятие о «воле» (синонимы – настойчивость, целеустремленность, сосредоточенность, намерение)это чисто русская идея, возможно, поэтому в «американском» по происхождению списке коммуникационных ценностей ее нет. В американском списке наиболее близким является концепция ответственности. Для свершения поступка и для создания события в предметном мире  надо приложить усилие. Для меня осознанность, ответственность  и воля близки по значениям. Это сосредоточенность, присутствие, контакта.  В том смысле, что не просто «со мною делается», а «я делаю».  Для иллюстрации сравним два рассуждения: «Расслабься, и все произойдет». Или «отчайся и признай тупик, выйди вовне системы». Первый про саморазрушение. Второе про ответственность и открытость. Пониманию концепции «воли» мешает житейское представление о «воле» как о конфронтации с порядком, как о непокорности и протесте( «казацкая вольница»). На житейском уровне «свобода воли» субъекта это та сила, которая  отрицает детерминизм. В науке, наоборот, то, что  отрицает детерминизм, это именно не связанная с активностью субъекта  случайность, или, по научному, стохастичность
 
"Воля к развитию" и право на существование. Еще есть важная тема о саморазвитии систем. Мне трудно полемизировать с коллегами, которые отрицают системный подход. Но важная идея о том, что система может получить энергия в двух разных ситуация. Первый вариант, это получение энергии после вступления в контакт. И приращение, развитие системы. Второе путь это путь парадоксальный и на первый взгляд более простой и быстрый. Можно получить энергию за счет того, чтобы пойти путем упрощения системы и разрушения ( самопоедания) части собственной структуры. Например, человек может отказаться  от амбиций, отказаться от контактов и за счет этой экономии получить энергию за счет упрощения (саморазрушения части системы). Это регрессия системы, упрощение и поедание себя. Иногда это перспективно. Иногда в перспективе такое упрощение ведет в тупик.
 
 Контакт и встреча. Если верить в идеи цикла контакта по Гудману и Перлзу,  мы вынуждены будем признать, что состоявшаяся встреча является ценнейшим фактом в коммуникации. Совершившаяся встреча это что-то типа революции, которая меняет весь окружающий мир необратимо.    Поэтому в коммуникации гештальттерапевт часто продвигает  ценность контакта. Хороший контакт как "встреча" это всегда работа субъекта, и эта работа  меняет мир внутренний и внешний. Контакт стоит отличать от слияния, в котором русское ухо легко различит знакомое звучание идеи о том, что «надо двигаться по потоку», намекая на вовлеченность и затянутость в поток.
 
 
Равенство. Идея того, что ты как человек имеешь равные права с другим человеком и имеешь право на уважение себя как человеческого существа. Эта ценность конфронтирует с системой детско-родительских отношений. Отношений зависимости из связанности, в которых продвигается идея о различной ценности человеческих существ. Стоит разделять универсальный уровень , в котором люди "равны" и социальный уровень и уровень действия, в котором права людей и их вклад в аспекте поступков различны.
 
Осознанность. Ценность ясного ума в сочетании с эмоциональной чувствительностью. Автору хочется добавить эту ценность к списку, та как часто приходится сталкиваться с тем, что человека побуждают отказываться от его мыслей или от его чувств ради сохранения равновесия в группе. Поэтому  способность к идентификации себя и своей способности думать и чувствовать может быть заявлена как ценность "хорошего здоровья". Сохранять бодрствование. Заметим, что эта ценность важна для многих людей, которые увлекались трансперсональным опытом или экспериментами с ИСС. Литература по целительству наполнена рекомендациями о том, как правильно и ясно формулировать собственные идеи о жизни .
  
Заключение два. Этот набор идей не мораль
    На этом автор попытается остановиться. Очевидно, что любой список "ценностей" претендует на то, чтобы стать моральным императивом. Если придерживаться такой точки зрения, то читатель легко может найти параллели между декларируемыми ценностями американской массовой культуры и вышеприведенным перечнем. И даже сделать политизированный вывод о том, что перечисленный выше список есть порождение американской культуры и вне контекста не "работает" или просто вреден.
Однако с нашей точки зрения перечисленные выше максимы не мораль, но некоторые полезные для начала разговора клиента и терапевта идеи. Поэтому если столкнуться в конфликте идеологи психотерапевт, можно прогнозировать непонимание. Просто эти идеи полезны на уровне здравого смысла для человека европейской культуру при восстановлении его как целостно и естественно функционирующего существа. Возможен ли другой список? Для другой культуры? Это тема для обсуждения. Возможно, мы должны более глубоко обсудить те целительные аспекты, за счет которых налаживается жизнь человека. Но мы-то знаем, что все дело просто в эвэрэнес.
Что будет, если набор идей, которые продвигает терапевт для того, чтобы улучшить функционирование клиента, помочь ему в развитии собственной автономии и уникальности, случайно или по намерению  совпадет с декларированными ценностями общества? Наверное, соединятся  в одно целое идеология и психотерапия.
Я лично этого боюсь. Уж лучше быть маргиналом!
(март 2004 -декабрь2006, опубликовано в сборнике "гештальт 2006")


Вернуться к списку